Что такое нормоценоз у женщин


Нормоценоз влагалища и его влияние на здоровье женщин

Различные органы и полости человека с присущей им микрофлорой представляют собой единую экологическую систему – микробиоценоз. Микробиоценоз различных органов и полостей человека является весьма чувствительной индикаторной системой, которая способна реагировать качественными и количественными изменениями на любые физиологические и патологические сдвиги в состоянии макроорганизма и препятствовать инвазии патогенных микрорганизмов. Нормальная микрофлора влагалища у здоровых женщин репродуктивного возраста характеризуется широким спектром микроаэрофилов, факультативных и облигатных анаэробов.

Влагалище с присущей ему микрофлорой образуют единую систему, в которой вагинальная среда контролирует микрофлору, а микрофлора, в свою очередь, оказывает воздействие на вагинальную среду ;1 ,2;.

Микроэкология влагалища во многом обусловлена его эмбриональным происхождением и гистоморфологическим строением. Влагалище покрыто многослойным неороговевающим плоским эпителием, который не содержит желез. Делящиеся клетки базального слоя эпителия созревают в процессе их продвижения к просвету влагалища. Процессы физиологического созревания эпителиоцитов, их слущивания и толщина поверхностного слоя подвержены циклическим изменениям в ответ на действие половых гормонов.

Эпителий влагалища выполняя защитную функцию, обеспечивает его устойчивость к воздействию патогенных агентов (бактерии, вирусы, грибы). Важным показателем резистентности вагинального эпителия является количество гликогена, который содержится преимущественно в поверхностных клетках. Поскольку эти клетки постоянно слущиваются и подвергаются цитолизу, гликоген освобождается, обеспечивая питательный субстрат для нормальной микрофлоры. Гликоген также способствует регенерации тканей, является важным углеводным компонентом организма, принимающим участие в выработке иммунных тел. Таким образом, возможные гормональные изменения на протяжении жизни женщины (пубертат, менопауза, беременность) определяют интенсивность ферментативных процессов во влагалище и оказывают влияние на состояние его микрофлоры. Нормальная микрофлора влагалища у здоровых женщин репродуктивного возраста характеризуется большим разнообразием видов бактерий, жизнедеятельность которых во многом зависит от их способности к адгезии на клетки вагинального эпителия и возможности конкуренции между собой за места обитания и продукты питания. Микрофлора влагалища здоровых женщин репродуктивного возраста включает широкий спектр микроаэрофилов, факультативных и облигатных анаэробов.

Чаще всего выделяют микроаэрофильные, продуцирующие H2O2 (71-100%), реже анаэробные (5-30%) грамположительные палочки – представителей рода Lactobacillus [3]. Среди представителей облигатных анаэробов с высокой частотой (30-90%) обнаруживают группу Peptostreptococcus, включающую в себя всех членов рода ранее известных как Peptococcus (за исключением P. niger) и все грамположительные анаэробные кокки, ранее идентифицированные как Gaffkya anaerobia. Грамположительные палочки, строгие анаэробы – Bifidobacterium spp. выявляются у здоровых женщин с частотой равной 12%, Clostridium spp. – в 10-25% случаев соответственно. В редких случаях (0-5%) в вагинальном отделяемом обнаруживают виды Mobiluncus [4, 5 ,6]. Типичными представителями нормальной микрофлоры генитального тракта у женщин являются Propionibacterium spp. (P. acnes), которые могут быть выделены с частотой до 25%. Грамотрицательные строго анаэробные палочковидные бактерии такие как Bacteroidides spp. (B. urealyticum, B. fragilis, B. vulgatus, B. ovatus, B. distasonis, B. uniformis, B. coccae, B. multiacidus), выявляются у 9-13% женщин, Fusobacterium spp. у 14-40%, Porphyromonas spp. у 31%, Prevotella spp. присутствуют во влагалище у женщин в 60% случаев. Значительное место отводится Pr. bivia и Pr. disiens – уникальным микроорганизмам женского полового тракта, роль которых приравнивается к роли B. fragilis в кишечнике [7,8]. B. fragilis выделяют из половых путей здоровых женщин, по разным данным, в 5-12% случаев [9].

Микроаэрофилы во влагалище здоровых женщин помимо лактобактерий представлены G. vaginalis. По данным различных авторов G. vaginalis встречается в 6-60% случаев [10,11].

Среди факультативно-анаэробных микроорганизмов часто выделяют каталазопозитивные, коагулазонегативные S.epidermidis, и новобиоцинрезистентные S. saprophyticus (62%), Streptococcus spp. (стрептококки группы viridans – «зеленящие», альфа (или гамма), гемолитические, стрептококки серологической группы В (Str. agalactie) и стрептококки серологической группы D (энтерококки), непатогенные коринебактерии (C. minutissium, C. equi (новое название Rhodococcus equi), C. aquaticum, C. xerosis) присутствуют у 30-40%. E. coli, по разным данным, выделяют у 5-30% женщин [12,13,14]. Прочие энтеробактерии (Klebsiella spp., Citrobacter spp., Enterobacter spp.) встречаются менее чем у 10% здоровых женщин. Для нормоценоза характерно присутствие генитальных микоплазм – M. hominis и U. urealyticum, которые встречаются у 2-15% сексуально активных женщин, в то время как M. fermentas определяются редко [15].

Дрожжеподобные грибы рода Candida: C. albicans, C. tropicalis и Torulopsis glabrata (ранее Candida glabrata) выявляются во влагалище здоровых женщин в 15-20% случаев. Candida albicans – наиболее характерный вид, определяемый у 80-90% женщин, влагалище которых колонизировано грибами рода Candida [16].

Отделяемое влагалища в норме содержит 108-1012 КОЕ/мл микроорганизмов, при этом факультативно-анаэробные бактерии составляют 103-105 КОЕ/мл, анаэробные – 105-109 КОЕ/мл [15,17,18]. На фоне всего видового многообразия ведущее место в вагинальном микроценозе занимают микроаэрофильные лактобактерии число которых может достигать 109 КОЕ/мл [19]. Колонизируя слизистую влагалища, лактобактерии участвуют в формировании экологического барьера и обеспечивают тем самым резистентность вагинального биотопа. Защитные свойства лактобактерий реализуются по-разному: за счет антагонистической активности, способности продуцировать лизоцим, перекись водорода и адгезивных свойств. Однако основным механизмом, обеспечивающим колонизационную резистентность вагинального биотопа является способность лактобактерий к кислотообразованию. Молочная кислота – продукт метаболизма лактобактерий. Она образуется в процессе деструкции гликогена вагинального эпителия лактобактериями и определяет кислую реакцию рН вагинального содержимого, которое в норме составляет 3,8-4,5. Лактобактерии продуцируют молочную кислоту в количествах, достаточных для создания выраженной кислой среды вагинального отделяемого и, тем самым, препятствуют размножению ацидофобных бактерий.

Бифидобактерии, входя в состав микроценоза влагалища, как и бактерии рода Lactobacillus, относятся к флоре Дедерлейн. У здоровых женщин репродуктивного возраста они выявляются с меньшей частотой, в концентрациях 103-107 КОЕ/мл. Как и лактобактерии, они относятся к кислотопродуцирующим микроорганизмам и участвуют в поддержании во влагалище низких значений рН. Бифидобактерии адгезируются на поверхности эпителиальных клеток влагалища, способны продуцировать бактериоцины, лизоцим, спирты, что также обеспечивает им участие в создании и поддержании колонизационной резистентности во влагалище по отношению к условно-патогенным и патогенным микроорганизмам. Бифидобактерии синтезируют аминокислоты и витамины, которые активно используются организмом хозяина в его метаболизме.

Пептострептококки являются третьей составляющей частью флоры Дедерлейн. Количество анаэробных кокков в вагинальном отделяемом составляет 103-104 КОЕ/мл. Несмотря на то, что пептострептококки составляют часть нормальной флоры женского полового тракта, их часто обнаруживают при септических абортах, трубно-яичниковых абсцессах, эндометритах и других тяжело протекающих инфекциях женских половых органов. В ассоциации с другими анаэробными бактериями пептострептококки в большом количестве случаев выделяют при бактериальном вагинозе.

Пропионобактерии – комменсалы человеческого организма. За счет вырабатываемых ими органических кислот эти бактерии могут участвовать в поддержании колонизационной резистентности влагалища. Обладают иммуностимулирующими свойствами. Выделяются в количествах, не превышающих в норме 104 КОЕ/мл [20,21].

В норме количественный уровень порфиромонасов, вейлонелл и фузобактерий не превышает 103 КОЕ/мл, а бактероидов и превотелл – 104 КОЕ/мл соответственно [22].

Патогенные свойства строго анаэробных грамотрицательных бактерий связаны с их ферментативными системами. Так, у B. fragilis выявлены гиалуронидаза, коллагеназа, фибринолизин, иммуноглобулин-протеазы, гепариназа и сиалидаза. B. fragilis обладают и другими факторами патогенности, например, капсульным полисахаридом. Кроме того бактероиды группы «fragilis» способны к продукции каталазы, что позволяет им противостоять действию H2О2 , вырабатываемой лактобактериями. Различные протеазы и коллагеназы были найдены у бактерий рода Porphyromonas. Протеазы и фибринолизин выявлены также у различных видов рода Prevotella. Fusobacterium necrophorum обладают способностью синтезировать гемолизин и факторы агрегации томбоцитов.

У бактероидов, фузобактерий, а также у анаэробных стептококков и гарднерелл была выявлена высокая способность к продукции фосфолипазы А2. Последняя в свою очередь активирует продукцию простогландинов путем освобождения арахидоновой кислоты из ее эфирной формы. У беременных женщин бактериальные протеазы и липазы могут воздействовать на хорионамниотическую мембрану, приводя к ее разрыву. Нарушение целостности хорионамниотической оболочки в совокупности с увеличением концентрации простогландинов в амниотической жидкости инициируют преждевременные роды [23,24].

Органические кислоты, продуцируемые грамотрицательными анаэробами, а также бактериями рода Mobiluncus, в частности янтарная кислота, ингибируют функциональную активность полинуклеарных нейтрофилов, с чем связывают малое количество последних или их полное отсутствие в выделениях из влагалища при бактериальных вагинозах.

Таким образом, бактерии – представители нормальной микрофлоры влагалища тесно взаимодействуя между собой и с клетками вагинального эпителия создают и поддерживают высокую колонизационную резистентность влагалищного биотопа, но иногда могут стать причиной воспалительных процессов урогенитального тракта. Ввиду того, что вагинальная микрофлора помимо защитной функции выполняет и ряд других важных функций – ферментативную, витаминообразующую, иммуностимулирующую и др., ее обычно рассматривают как индикатор состояния влагалища [25,26].

При определении видового состава микрофлоры влагалища, по данным Е.Ф. Киры [27], среди анаэробных грамположительных бактерий нередко выявляются коагулазонегативные стафилококки, что составляет 34-92%. Особое значение, как возбудителям заболеваний, принадлежит S. еpidermidis и S. haemolyticus. Во влагалище здоровых женщин эпидермальный стафилококк можно обнаружить в 90% случаев [28]. Этот микроорганизм активно участвует в обеспечении колонизационной резистентности.

Гемолитический стафилококк (S. haemolyticus) может быть выделен из влагалища здоровых женщин при отсутствии признаков инфекции. В определенных условиях эти микроорганизмы могут стать возбудителями инфекционных процессов урогенитального тракта. Возможно носительство данных бактерий на коже перианальной области (источник развития вагинитов) [29].

Золотистый стафилококк (S. aureus) не входит в состав нормальной микрофлоры генитального тракта, но нередко в небольшом количестве выделяется из влагалища клинически здоровых женщин. По данным ряда авторов, он колонизирует влагалище транзиторно и обнаруживается лишь в 5% случаев. Поэтому наличие золотистого стафилококка в вагинальной микрофлоре не является признаком патологии [30]. Его этиологическая значимость определяется количественными исследованиями [29].

Клостридии (Clostridium spр.) встречаются у 10-25% женщин. При бактерильных вагинозах их частота увеличивается [31].

Нередко в генитальном тракте женщин встречаются стрептококки (гемолитические и негемолитические). Эти микроорганизмы также являются обитателями слизистых оболочек дыхательных путей, пищеварительного и в определенных условиях способствуют развитию инфекционных процессов [32]. Наибольшее клиническое значение имеют стрептококки групп A (S. рyogenes), B (S. аgalactiae) и D (S. bovis). В вагинальном секрете содержится стрептококк группы B (S. agalactiae).

По данным Г.В. Ершова, Д.Н. Бочкарева, И.В. Смоленова [33] при воспалительных заболеваниях органов малого таза (ВЗОМТ) у женщин были выявлены культуры S. pyogenes (10,5% случаев), S. viridans (7,9%) и S. pneumoniae (1,8%).

Среди аэробных микроорганизмов наиболее часто встречаются энтерококки (Enterococcus). Из них на долю E. faecalis приходится 80-90%, E. faecium5-10%. В генитальном тракте здоровых женщин они встречаются в 10% случаях. Энтерококки входят в состав нормальной микрофлоры кишечника, где их концентрация достигает 106 КОЕ/мл [34]. В последнее время возросла роль энтерококков при инфекциях мочевыводящих путей [35,36]. По мнению Г.В. Ершова, Д.Н. Бочкарева, И.В. Смоленова [33] E. faecalis имеет этиологическое значение в развитии ВЗОМТ.

Среди грамотрицательных условно-патогенных бактерий наиболее часто выделяют эшерихии [37]. Распространенность Escherichia coli, по данным Л.И. Кафарской, О.В. Коршунова, Б.А. Ефимова [38], составляет 10-30%, а количественный показатель – 10-104 КОЕ/мл. Нередко они обнаруживаются в структуре микрофлоры, выделенной из мочи женщин с пиелонефритом (50-58,3%), а также из цервикального канала при сальпингоофорите (11,2-19,9%).

Прочие энтеробактерии встречаются менее, чем у 10% здоровых женщин (бактерии рода Klebsiella). Клебсиеллы – факультативные анаэробы [39]. Они могут быть причиной урогенитальных инфекционных заболеваний [40].

Таким образом, бактерии – представители нормальной микрофлоры влагалища, тесно взаимодействуя между собой и с клетками вагинального эпителия, создают и поддерживают высокую колонизационную резистентность влагалищного биотопа, но иногда могут стать причиной воспалительных процессов урогенитального тракта. Ввиду того, что вагинальная микрофлора помимо защитной функции выполняет и ряд других важных функций - ферментативную, витаминообразующую, иммуностимулирующую и др., ее обычно рассматривают как индикатор состояния влагалища[41, 42].

Литература:

  1. Добротина В.Т. Основы иммунологии / В.Т. Добротина. – М. – 2003. – 225 с

  2. Савченко Т.Н. Определение видового состава и чувствительности к антибактериальным препаратам беременных с кандидозным вульвовагинитом на ранних сроках беременности / Т.Н. Савченко, М.Х. Точиева, Е.И. Гиммельфарб и др. // I Международный конгресс по репродукции. – М. – 2006. – С.221-222.

  3. Соколовский Е.В., Савичева А.М., Домейка М. и др. Инфекции, передаваемые половым путём. Руководство для врачей. – М.: МЕДпресс-информ, 2006. – 123 с

  4. Ковтун О.Г. Современные аспекты послеродового эндометрита (ретроспективный анализ) / О.Г. Ковтун // Материалы 7 Всероссийского научного форума «Мать и дитя», 2005. – С.98-99.

  5. Порсохонова Д.Ф., Курбанов Д.Д., Арифов С.С. и др. Клинико-иммунологическая характеристика урогенитальных и экстрагенитальных поражений при хламидийной и уреаплазменной инфекции у женщин // Цитокины и воспаление. – 2005. – Т.4, №4. – С.4-6.

  6. Шабашова Н.В., Мирзабалаева А.К., Долго-Сабурова Ю.В. и др. Роль про- и противовоспалительных цитокинов в патогенезе хронического рецидивирующего кандидозного вульвовагинита у женщин // Материалы Международного Конгресса «Практическая гинекология: от новых возможностей к новой стратегии». – Москва, 2006. – С.212-213.

  7. Кулаков В.И. Актуальные проблемы антимикробной терапии и профилактики в акушерстве, гинекологии и неонатологии / В.И. Кулаков, Б.Л. Гуртовой, А.С. Анкирская, А.Г. Антонов // Акушерство и гинекология. – 2004. – №1. – С.3-6.

  8. Eschenbach D.A., Davick P.R., Williams B.L. et al. Prevalence of hydrogen peroxide-producing Lactobacillus species in normal women and women with bacterial vaginosis // J. Clin. Microbiol. – 1999. – V.27, №2. – P.251-256.

  9. Кудрина М.И. Вульво-вагинальный кандидоз. // Москва, 2005. – 18 с.

  10. Вихляева Е.М. Руководство по эндокринной гинекологии / Е.М. Вихляева– Мед. информ. агентство. – 2006. – 784 с.

  11. Brabin L. Interactions of the female hormonal environment, susceptibility to viral infections, and disease progression // AIDS Patient Care STDS. – 2002. – V.16, №5. – P.211-213.

  12. Кира Е.Ф., Муслимова С.З. Современный взгляд на нетрансмиссионные инфекции влагалища и вульвы у женщин репродуктивного возраста // Акушерство и гинекология. – 2008. – №1. – С.3-6.

  13. Eschenbach D.A. Bacterial vaginosis and anaerobes in obstetric-gynecologic infection // Clin. Infect. Dis. – 1993. – Vol.16, Suppl.4. – P.282-287.

  14. Overmann B.A. The vaginal as an ecologyc system. Current understanding and clinical application // J. Nure Midwifery. – 2003. – V.38, №3. – P.146-151.

  15. Кира Е.Ф. Инфекция и репродуктивное здоровье (часть 3). Клинические проявления инфекционных заболеваний влагалища, включая СТЗ // Журнал акушерства и женских болезней. – 2001. – №1. – С.50-55.

  16. Adamson G.D., Brown D.Jr., Standard J.V., Sadoff J. et al. Tree day treatment with butaconazole vaginal cream for vulvovaginal candidiasis // J. Reprod. Med. – 1996. – Vol. 31. – P. 131-132.

  17. Егорова Е.В., Минскер О.Б. Грибковые и некоторые паразитарные заболевания женских половых органов. - М.: Медицина, 1999.- С.219.

  18. Погодин О.К. Хламидийная инфекция в акушерстве, гинекологии и перинатологии. – Петрозаводск, 2007. – 29 с.

  19. Лебедев В.А., Давыдов А.И. Урогенитальный хламидиоз // Вопр. гинекол., акуш. и перинатол. – 2002. - №2. – С.25-31.

  20. Хаитов Р.М., Пинегин Б.В. Основные представления об иммунотропных лекарственных средствах // Иммунология. –1996. – №6. – С.4-9.

  21. Вульфович Ю.В., Раковская И.В., Гамова Н.А. и др. Лабораторная диагностика микоплазмоза и уреаплазмоза у урологических и гинекологических больных // Журн. микробиол., эпидемиол., иммунол. – 2005. – №5. – С.97-100.

  22. Савичева А.М., Башмакова М.А. Микробиоценозы влагалища и их регуляция // Тез. докл. научн. конф. «Дисбактериозы и эубиотики». – М., 1996. – С. 33.

  23. Назарова Е.К., Гиммельфарб Е.А., Созаева Л.Г. Микробиоценоз влагалища и его нарушения // Клинич. лаборат. диагн. – 2003. – №2. – С.25-32.

  24. Воробьев А.А., Абрамов Н.А., Бондаренко В.М., Шендеров Б.А. Дисбактериозы – актуальная проблема медицины // Вестн. РАМН. – 2007. – №11. – С.12-18.

  25. Глазкова Л.К., Акилов О.Е. Практические аспекты персистирующей хламидийной инфекции // ИППП. – 1999. – №4. – С.29-34.

  26. Серов В.Н., Краснопольский В.И., Делекторский В.В. и др. Хламидиоз. Клиника, диагностика, лечение // Методические рекомендации. – М., 2006. – 18 с.

  27. Кира Е.Ф. Инфекция и репродуктивное здоровье (часть 3). Клинические проявления инфекционных заболеваний влагалища, включая СТЗ // Журнал акушерства и женских болезней. – 2001. – №1. – С.50-55.

  28. Анкирская А.Е. Бактериальный вагиноз // Акуш. и гинек. – 2005. – №6. – С.13-16.

  29. Арутюнян К.Н. Клинико-микробиологические особенности современного течения пуэрперального эндомиометрита. Автореф. дис... канд. мед. наук – Самара, 2008. – 24 с.

  30. Стрижаков А.Н. Эндометриоз: клинические и теоретические аспекты / А.Н. Стрижаков, А.И. Давыдов. – М.: Медицина. – 2006. – 330 с.

  31. Кафарская Л.И., Коршунова О.В., Ефимов Б.А. Микробная экология влагалища // ЖМЖИ. – 2002. – №6. – С.91-99.

  32. Оганян К.А. Течение и исход беременности при колонизации мочеполового тракта женщин стрептококками группы B и D: Автореф. дис... канд. мед. наук – Санкт-Петербург, 2008. – 24 с.

  33. Ершов Г.В., Бочкарев Д.Н., Смоленов И.В. Этиологическая структура и резистентность возбудителей воспалительных заболеваний органов малого таза у женщин // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. – 2004. – Т.6. – №2. – С.193-199.

  34. Сидоренко С.В., Резван С.П., Грудинина С.А., Кротова Л.А., Стерхова Г.В. Результаты многоцентрового исследования антибиотикочувствительности энтерококков // Антибиотики и химиотерапия. – 1998. – №9. – С.9-18.

  35. Ковтун О.Г. Современные аспекты послеродового эндометрита (ретроспективный анализ) / О.Г. Ковтун // Материалы 7 Всероссийского научного форума «Мать и дитя», 2005. – С.98-99.

  36. Анохова Л.И., Загородняя Э.Д., Дашкевич О.Ю. Профилактика эндометрита после кесарева сечения методом эндоваскулярного лазерного облучения // Мать и дитя: Материалы VII Российского форума, 11-14 окт. 2005 г. – М., 2005. – С.17-18.

  37. Страчунский Л.С. Современная антимикробная химиотерапия /Л.С. Страчунский, С.Н. Козлов // Руководство для врачей. – Москва, 2002. – 436 с.

  38. Кафарская Л.И., Коршунова О.В., Ефимов Б.А. Микробная экология влагалища // ЖМЖИ. – 2002. – №6. – С.91-99.

  39. Воробьев А.А., Быков А.С. Атлас по медицинской микробиологии, вирусологии и иммунологии. – 2003. – 236 с.

  40. Сидорова И.С., Боровкова Е.И. Микрофлора половых путей у женщин репродуктивного возраста. – М.: Практическая медицина, 2007. – 80 с.

  41. Ларсен Б. Микрофлора половых путей в норме // Общие инфекции / Под ред. Л.Г.Кейта, Г.С. Бергера, Д.А. Эдельмана. – М.: Медицина, 1988. – Гл.1. – С.17-45.

  42. McCormack W. M. The genital mycoplasmas // II. N. Engl. J. Med. – 1980. – Vol. 301. – P. 1063-1067.

Основные термины (генерируются автоматически): женщина, вагинальный эпителий, влагалище, репродуктивный возраст, нормальная микрофлора влагалища, бактерия рода, бактерия, вагинальная микрофлора, генитальный тракт, защитная функция.

moluch.ru

Нормоценоз. Бактериальный вагиноз. Комплексная лабораторная диагностика бактериального вагиноза: современное состояние проблемы - Лабораторная служба - 2013-01

Микробиоценоз - единая экологическая система, представляющая собой различные органы и полости человека (кожа, слизистая желудочно-кишечного тракта, влагалище и др.) с присущей им микрофлорой, образовавшейся в результате контакта этих органов и тканей с окружающей средой и находящейся в состоянии постоянного динамического равновесия с изменяющимися условиями внешней среды. Это, в свою очередь, и весьма чувствительная индикаторная система, способная реагировать различными качественными и количественными изменениями микроорганизмов, входящих в ее состав, в ответ на любые физиологические и патологические сдвиги в состоянии макроорганизма и тем самым препятствовать инвазии патогенных и условно-патогенных микроорганизмов в органы и ткани.

Слизистая влагалища женщин репродуктивного возраста с присущей ей микрофлорой образует единую экосистему женского организма - биотоп влагалища. Внутри этой экосистемы вагинальная среда контролирует состояние микрофлоры, а микрофлора в свою очередь оказывает воздействие на вагинальную среду [1-3].

Нормальная микрофлора влагалища женщин репродуктивного возраста подразделяется на облигатную (резидентная, индигенная), факультативную и транзиторную.

К облигатной микрофлоре относятся микроорганизмы, постоянно входящие в состав нормальной микрофлоры влагалища женщин репродуктивного возраста (непатогенные - комменсалы, сапрофиты и условно-патогенные). Представители факультативной микрофлоры достаточно часто, но не всегда присутствуют во влагалище здоровых женщин репродуктивного возраста. К транзиторной микрофлоре относятся случайно занесенные в генитальный тракт женщины из окружающей среды непатогенные, условно-патогенные и патогенные микроорганизмы. Участвуя в метаболизме организма хозяина, нормальная микрофлора препятствует не только проникновению во влагалищный биотоп патогенных бактерий, но и бесконтрольному росту и развитию условно-патогенных бактерий. При нормальном состоянии микроэкологии влагалища патогенные микроорганизмы не способны к длительному пребыванию в нем и не вызывают развития патологического процесса.

В случае нарушения микроэкологии генитального тракта, которое может происходить при воздействии на организм женщины разнообразных неблагоприятных внешних (экзогенных) или внутренних (эндогенных) факторов, таких как стрессовые ситуации, снижение иммунного статуса, гормональные нарушения, лечебные мероприятия и т.д., создаются и поддерживаются условия, приводящие к снижению колонизационной резистентности во влагалище по отношению к заселению его патогенными и условно-патогенными микроорганизмами. В результате этого может произойти внедрение транзиторной патогенной микрофлоры или дополнительное внедрение условно-патогенных микроорганизмов, представителей нормальной микрофлоры влагалища женщин репродуктивного возраста, в слизистую оболочку его стенки с последующей транслокацией в мочевыводящие пути, цервикальный канал и другие органы и ткани [4-7].

Антибактериальная терапия, с успехом используемая для профилактики и лечения инфекционных заболеваний, в то же время может привести к нарушению как микроэкологии влагалища, так, собственно, и любого биотопа макроорганизма, например толстой кишки, или способствовать усилению степени уже существующих нарушений микроэкологии.

Инфекционно-воспалительные заболевания женских половых органов занимают особое место в структуре общей заболеваемости. Их значимость обусловлена тем, что эти заболевания затрагивают органы и ткани, относящиеся к репродуктивной системе, а следовательно, могут оказывать непосредственное влияние на репродуктивную функцию.

В настоящее время не вызывает сомнения и тот факт, что бактериальный вагиноз (БВ) может стать не только причиной неприятных выделений из влагалища, но и фактором риска, а зачастую и одной из причин возникновения тяжелой патологии женских половых органов, а также осложнений беременности и родов. Исследования многих авторов показали, что БВ может привести: в гинекологической практике - к эндометриту, сальпингоофориту; воспалительным послеоперационным осложнениям, а также кольпитам и неопластическим процессам шейки матки; бесплодию; увеличению риска заражения венерическими заболеваниями (низкий редоксипотенциал тканей и высокий уровень рН), а в акушерской практике - к хориоамниониту, послеродовому эндометриту, преждевременным родам, рождению детей с низкой массой тела.

По данным многочисленных эпидемиологических исследований, среди инфекционно-воспалительных заболеваний женских половых органов все большее значение приобретают воспалительные процессы, этиологическим агентом которых выступают условно-патогенные бактерии и грибы (U. urealyticum, Bacteroides spp., Corynebacterium spp., Candida spp. и др.), являющиеся составной частью нормальной микрофлоры влагалища. Отсутствие специальной картины воспаления, вялое, а зачастую бессимптомное течение осложняют диагностику этих заболеваний, что может способствовать хронизации процесса и развитию осложнений [8-12]. Обнаружение отдельных видов этих микроорганизмов в составе вагинальной микрофлоры не позволяет дать объективную оценку состояния микробиоценоза и решить вопрос о необходимости проведения этиотропной терапии. Только исследование морфологических, биологических и биохимических свойств микроорганизмов, а также количественные исследования, определяющие соотношение этих микроорганизмов, в полной мере позволяют оценить состояние микробиоценоза влагалищного биотопа.

Современные представления о составе микрофлоры влагалища, ее качественные и количественные характеристики основаны в первую очередь на данных микробиологического исследования секрета влагалища и смывов с его слизистой оболочки. Совершенствование способов культивирования различных видов микроорганизмов на искусственных питательных средах, методов выделения чистой культуры и ее идентификации привело к изменению мнения о составе микрофлоры влагалища и критериях нормы.

Было установлено, что наряду с лактобактериями в составе нормальной микрофлоры влагалища могут присутствовать и условно-патогенные микроорганизмы. Появление в клинической микробиологической практике в начале 70-х годов ХХ века техники анаэробного культивирования привнесло существенные изменения в понятие «нормоценоза» влагалищного биотопа. Совершенствования анаэробной, а чуть позже и микроаэрофильной техник культивирования бактерий с их последующей идентификацией позволило заметно расширить спектр микроорганизмов, выявляемых при изучении микрофлоры влагалища.

В настоящее время не вызывает сомнения тот факт, что нормальная микрофлора влагалища у здоровых женщин репродуктивного возраста характеризуется большим разнообразием видов бактерий, жизнедеятельность которых во многом зависит от их способности к адгезии на клетки эпителия влагалища и возможности их конкуренции между собой за места обитания и продукты питания. Микрофлора влагалища здоровых женщин репродуктивного возраста строго индивидуальна и может даже в состоянии нормы подвергаться изменениям в зависимости от фазы менструального цикла. Кроме того, понятие «нормы» может быть различным для разных возрастных, этнических групп и даже географических зон [13-17].

Микроэкология влагалища во многом обусловлена эмбриональным происхождением и гистоморфологическим строением. Влагалище покрыто многослойным неороговевающим плоским эпителием, который не содержит желез. Делящиеся клетки базального слоя эпителия созревают в процессе их продвижения к просвету влагалища. Процессы физиологического созревания эпителиоцитов, их слущивания и толщина поверхностного слоя подвержены циклическим изменениям в ответ на действие половых гормонов.

Эпителий влагалища, выполняя защитную функцию, обеспечивает в первую очередь его устойчивость к воздействию патогенных факторов, таких как бактерии, вирусы и грибы. Важным показателем устойчивости вагинального эпителия к воздействию экзо- и эндогенных факторов является количество гликогена, который содержится преимущественно в поверхностных эпителиальных клетках. Поскольку эти клетки постоянно слущиваются и подвергаются цитолизу, гликоген высвобождается, обеспечивая питательный субстрат для нормальной микрофлоры влагалища. Гликоген также способствует регенерации тканей, является важным углеводным компонентом организма, принимает участие в выработке иммунных тел. Количество гликогена в клетках вагинального эпителия колеблется у одной и той же женщины не только в различные фазы менструального цикла, но и на протяжении всей ее жизни (пубертат, менопауза, беременность). Установлена взаимосвязь между содержанием гликогена в верхних слоях эпителия, транссудате влагалища и гормональной функцией яичников. Максимальное накопление гликогена приходится на момент овуляции [13].

Таким образом, возможные гормональные изменения на протяжении менструального цикла и жизни женщины (пубертат, менопауза, беременность) определяют интенсивность ферментативных процессов во влагалище и оказывают влияние на состояние его микрофлоры.

Следует отметить, что помимо эндокринной системы и взаимодействий на уровне бактерий - представителей нормальной микрофлоры влагалищного биотопа (определенные виды микроорганизмов способны доминировать над другими и продукты их метаболизма могут служить факторами ограничения общей популяции бактерий, входящих в состав нормальной микрофлоры влагалища), на микробиоценоз влагалища оказывают воздействие нервная и иммунная системы, которые действуют как единое целое. Нарушение в одном из этих звеньев неизменно приводит к определенным сдвигам в слаженной функции всего комплекса, в результате чего происходит нарушение микроэкологии влагалища, которое может в дальнейшем привести к развитию воспалительных процессов генитального тракта.

В норме влагалище у новорожденных девочек в первые часы жизни стерильно. К концу первых суток после рождения происходит его колонизация аэробными и факультативно-аэробными микроорганизмами. Через несколько дней в вагинальном эпителии происходит накопление гликогена, который является идеальным субстратом роста лактобактерий, и в вагинальной микрофлоре у новорожденных девочек начинают преобладать лактобактерии. Гормоны яичников, стимулируя рецепторную активность вагинального эпителия, также способствуют активной адгезии лактобактерий на его поверхности. Лактобактерии, в свою очередь, расщепляют гликоген с образованием молочной кислоты. Это приводит к сдвигу рН вагинального содержимого в кислую сторону (до 3,8-4,5) и ограничению роста и размножения микроорганизмов, чувствительных к кислой среде.

Через 3 нед после рождения у девочек происходит полное метаболизирование материнских эстрогенов. Эпителий становится тонким. Содержание гликогена в нем уменьшается. Это приводит к снижению количества микрофлоры, прежде всего лактобактерий, а также к снижению уровня органических кислот, которые продуцируются этими бактериями. В результате снижения уровня органических кислот происходит повышение рН вагинальной среды с 3,8-4,5 до 7,0. В микрофлоре начинают доминировать строго анаэробные бактерии.

Начиная со 2-го месяца жизни и весь пубертатный период вплоть до активации овариальной функции происходит снижение общего количества микроорганизмов во влагалище у девочек по сравнению с периодом новорожденности [18].

В пубертатном периоде, с момента активации овариальной функции, в организме у девушек появляются «собственные» эндогенные эстрогены, под влиянием которых в клетках эпителия влагалища накапливается гликоген и происходит формирование так называемого эстраген-стимулированного эпителия. На поверхности эпителиоцитов влагалища увеличивается число рецепторных участков, предназначенных для адгезии лактобактерий. Увеличивается и толщина эпителиального слоя.

С этого момента лактобактерии вновь становятся доминирующими микроорганизмами во влагалище и в последующем сохраняют это положение на протяжении всего репродуктивного периода у женщин. Метаболизм лактобактерий способствует стабильному сдвигу рН вагинальной среды в кислую сторону до 3,8-4,5 [19]. В вагинальной среде повышается окислительно-восстановительный потенциал, и это создает неблагоприятные условия для роста и размножения строго анаэробных микроорганизмов.

У здоровых женщин репродуктивного возраста эстрогены воздействуют на эпителий влагалища в фолликулярную, лютеиновую и секреторную фазы. В связи с этим частота высеваемости и количество строго анаэробных и большинства аэробных представителей нормальной микрофлоры влагалища выше в пролиферативной фазе, чем в секреторной. Поэтому наибольшую информацию о количественном и качественном составе микрофлоры можно получить на 2-14-й день менструального цикла [20]. Наименьшее количество микроорганизмов во влагалище определяется в период менструации [17]. Уровень лактофлоры при этом остается постоянным.

Физиологические и биохимические изменения в генитальном тракте во время беременности приводят к тому, что микрофлора влагалища становится более однородной. В течение беременности концентрация гликогена во влагалище у женщин увеличивается. Создаются благоприятные условия для жизнедеятельности лактобактерий, количество которых во влагалище беременных женщин значительно выше, чем небеременных [21-23]. В то же время происходит снижение количества бактероидов и других неспорообразующих строгих анаэробов [24], а также аэробных бактерий [16]. Эти изменения достигают пика в III триместре беременности [25], что в последующем снижает вероятность контаминации плода условно-патогенными микроорганизмами при его прохождении через родовые пути матери [26].

Во время родов происходит первичная контаминация плода, в норме стерильного до рождения, микрофлорой влагалища матери. Состав микрофлоры влагалища роженицы в последующем определяет состав микрофлоры конъюнктивы, желудочного аспирата, кожных покровов новорожденного, которая идентична микрофлоре родового канала матери, а риск развития инфекционного процесса у новорожденных находится в прямой зависимости от степени обсемененности околоплодных вод [26, 27].

Состояние микрофлоры влагалища матери оказывает существенное влияние на формирование микробиоценоза кишечника ребенка и на характер течения периода новорожденности.

После родов в микрофлоре влагалища роженицы происходят существенные изменения - как качественные, так и количественные. Эти изменения могут быть связаны со значительным снижением уровня эстрогенов, особенно в III триместре беременности, возможностью травматизации влагалища и его контаминацией кишечной микрофлорой во время родов. В послеродовом периоде во влагалище существенно увеличивается количество неспорообразующих грамотрицательных строгих анаэробов - Bacteroides spp. и грамотрицательных факультативно-анаэробных бактерий - E. coli, а также происходит снижение уровней лакто- и бифидобактерий. Нарушения нормальной микрофлоры влагалища в послеродовом периоде могут способствовать развитию инфекционных осложнений в матке и ее придатках. Изменения микрофлоры влагалища у рожениц являются транзиторными, и к 6-й неделе послеродового периода микрофлора влагалища восстанавливается до нормы.

При наступлении менопаузы в генитальном тракте существенно снижаются уровни эстрогенов и, соответственно, гликогена. Снижаются количества лакто- и бифидобактерий. В этот период у женщин рН вагинальной среды приобретет нейтральные значения. Качественный состав микрофлоры становится скудным. Понижается общий уровень бактерий. В микрофлоре влагалища женщины в состоянии менопаузы начинают преобладать облигатно-анаэробные бактерии [27, 28].

Микрофлора влагалища здоровых женщин репродуктивного возраста включает широкий спектр микроорганизмов - факультативных и облигатных анаэробов, микроаэрофилов (табл. 1).

Чаще всего выявляют микроаэрофильные, продуцирующие Н2О2 (71-100%), реже анаэробные (5-30%) грамположительные палочки - представители рода Lactobacillus [19].

Среди представителей облигатных анаэробов с высокой частотой (30-90%) обнаруживают группу Peptostreptococcus, включающую в себя всех членов рода, ранее известных как Peptococcus (за исключением P. niger) и все грамположительные анаэробные кокки, ранее идентифицированные как Gaffkya anaerobia.

Грамположительные палочки, строгие анаэробы - Bifidobacterium spp. выявляются у здоровых женщин с частотой равной 12%, Clostridium spp. - в 10-25% случаев. В редких случаях (0-5%) обнаруживают представителей рода Mobiluncus [20, 25, 29, 30]. Типичными представителями нормальной микрофлоры генитального тракта женщин репродуктивного возраста являются Propionibacterium spp. (P. acnes), которые могут быть выделены с частотой до 25%. Грамотрицательные строго анаэробные палочковидные бактерии, такие как Bacteroides spp.

(B. urealyticum, B. frsgillis, B. ovatus, B. distasonis, B. unuformis, B. coccae, B. multiacidus), выявляются у 9-13% женщин, Fusobacterium spp. - у 14-40%, Porphyromonas spp. - у 31%, Prevotella spp. присутствуют во влагалище у женщин репродуктивного возраста в 60% случаев. Значительное место отводится Pr. bivia и Pr. disiens - уникальным микроорганизмам женского генитального тракта, роль которых приравнивается к роли B. fragillis в кишечнике [3, 20, 31, 32]. B. fragillis выделяют из половых путей здоровых женщин репродуктивного возраста, по данным разных авторов, в 5-12% случаев [14, 25, 33].

Микроаэрофилы во влагалище здоровых женщин репродуктивного возраста помимо лактобактерий представлены G. vaginalis. По данным разных авторов, G. vaginalis встречается в 6-60% случаев [14, 16, 25].

Среди факультативно-анаэробных микроорганизмов часто выделяют каталазопозитивные, коагулазонегативные S. epidermidis и новобиоцинрезистентные S. saprophyticus (62%), Streptococcus spp. (стрептококки группы viridans - «зеленящие, альфа или гамма, гемолитические, стрептококки серологической группы В (Str. agalactie) и стрептококки серологической группы D - энтерококки), непатогенные коринебактерии (C. minutissum, C. equi - новое название Rodococcus equi, C. aquaticum, C. xerosis) присутствуют у 30-40%. E.coli, по разным данным, выделяют у 5-30% женщин [15, 26, 32]. Прочие энтеробактерии (Klebsiella spp., Citrobacter spp., Enterobacter spp.) встречаются менее чем у 10% здоровых женщин репродуктивного возраста. Для нормоценоза характерно присутствие M. gominis и U. urealyticum, которые встречаются у 2-15% сексуально активных женщин, в то время как M. fermentas определяются достаточно редко [22].

Дрожжеподобные грибы рода Сandida: C. albicans, C. tropicalis и Torulopsis glabrata (ранее Сandida glabrata) выявляются во влагалище здоровых женщин репродуктивного возраста в 15-20% случаев. C. albicans - наиболее характерный вид, определяемый у 80-90% женщин, влагалище которых колонизировано грибами рода Сandida.

Определяемое влагалища в норме содержит 108-1012 КОЕ/мл микроорганизмов, при этом факультативно-анаэробные бактерии составляют 103-105 КОЕ/мл, анаэробные 105-109 КОЕ/мл [5, 18, 22] (табл. 2). На фоне всего видового многообразия ведущее место в микробиоценозе влагалища занимают микроаэрофильные лактобактерии, число которых может достигать 109 КОЕ/мл [34, 35]. Колонизируя слизистую влагалища, лактобактерии участвуют в формировании экологического барьера и обеспечивают тем самым резистентность вагинального биотопа. Защитные свойства лактобактерий реализуются по-разному: за счет антагонистической активности, способности продуцировать лизоцим, перекись водорода и адгезивных свойств. Однако основным механизмом, обеспечивающим колонизационную резистентность вагинального биотопа, является способность лактобактерий к кислотообразованию. Молочная кислота - продукт метаболизма лактобактерий. Она образуется в процессе деструкции гликогена вагинального эпителия лактобактериями и определяет кислую реакцию рН вагинального содержимого, которое в норме составляет 3,8-4,5. Лактобактерии продуцируют молочную кислоту в количествах, достаточных для создания выраженной кислой среды вагинального отделяемого, и тем самым препятствуют размножению ацидофобных бактерий.

Таким образом, определяющим фактором состояния вагинального микробиоценоза является лактофлора, ее концентрация и совокупность свойств [24, 36, 37].

Бифидобактерии, входя в состав микробиоценоза влагалища, как и бактерии рода Lactobacillus, относятся к флоре Додерлейн. У здоровых женщин репродуктивного возраста они выявляются с меньшей частотой в концентрациях 103-107 КОЕ/мл. Как и лактобактерии, они относятся кислотопродуцирующим микроорганизмам и участвуют в поддержании во влагалище низких значений рН. Бифидобактерии адгезируются на поверхности эпителиальных клеток влагалища, способны продуцировать бактериоцины, лизоцим, спирты, что также обеспечивает им участие в создании и поддержании колонизационной резистентности во влагалище по отношению к условно-патогенным и патогенным микроорганизмам. Бифидобактерии синтезируют аминокислоты и витамины, которые активно используются организмом хозяина в его метаболизме.

Пептострептококки являются третьей составляющей частью флоры Додерлейн. Количество анаэробных кокков в вагинальном отделяемом составляет 103-104 КОЕ/мл несмотря на то что пептострептококки являются частью нормальной микрофлоры влагалища, их часто обнаруживают при септических абортах, трубно-яичниковых абсцессах, эндометритах и других тяжело протекающих инфекциях женских половых органов. В ассоциации с другими анаэробными бактериями пептострептококки в большом количестве случаев выделяют при БВ.

Пропионобактерии - комменсалы человеческого организма. За счет вырабатываемых ими органических кислот эти бактерии могут участвовать в поддержании колонизационной резистентности влагалища. Обладают иммуностимулирующими свойствами. Выделяются в количествах, не превышающих в норме 104 КОЕ/мл [26, 38].

В норме количественный уровень порфиромоносов, вейлонелл и фузобактерий не превышает 103 КОЕ/мл, а бактероидов и превотелл 104 КОЕ/мл [39].

Патогенные свойства строго анаэробных грамотрицательных бактерий связаны с их ферментативными свойствами. Так, у B. fragilis выявлены гиалуронидаза, коллагеназа, фибринолизин, иммуноглобулинпротеазы, гепариназа и сиалидаза.

B. fragilis обладают и другими факторами патогенности, например капсульным полисахаридом. Кроме того, бактероиды группы «fragilis» способны к продукции каталазы, что позволяет им противостоять действию Н2О2, вырабатываемой лактобактериями. Различные протеазы и коллагеназы были найдены у бактерий рода Porphyromonas. Протеазы и фибринолизин выявлены также у различных видов рода Prevotella. Fusobacterium necrophorum обладают способностью синтезировать гемолизин и факторы агрегации тромбоцитов.

У бактероидов, фузобактерий, а также у анаэробных стрептококков и гарднерелл была выявлена высокая способность к продукции фосфолипазы А2, которая, в свою очередь, способна активировать продукцию простагландинов путем освобождения арахидоновой кислоты из ее эфирной формы. У беременных женщин бактериальные протеазы и липазы могут воздействовать на хорионамниотическую оболочку, приводя ее к разрыву. Нарушение целостности хорионамниотической оболочки в совокупности с увеличением концентрации простагландинов в амниотической жидкости способно инициировать преждевременные роды [40, 41].

Органические кислоты, продуцируемые грамотрицательными анаэробами, а также бактериями рода Mobiluncus, в частности янтарная кислота, ингибируют функциональную активность полинуклеарных нейтрофилов, с чем связывают малое количество последних или их полное отсутствие в выделениях из влагалища при БВ.

Количество G. vaginalis нередко достигает 106 КОЕ/мл в вагинальном отделяемом. G. vaginalis обладают выраженной способностью к адгезии на поверхности эпителиоцитов влагалища. Кроме того, G. vaginalis могут продуцировать токсические биопродукты, к которым относятся муколитические ферменты и гемолизин, являющийся также лейкотоксическим фактором.

Во влагалище здоровых женщин коринебактерии обнаруживаются в количестве 104-105 КОЕ/мл.

Генитальные микоплазмы и стафилококки встречаются в количестве не более 104 КОЕ/мл [42, 43].

Количество стрептококков в вагинальном отделяемом значительно варьирует и, по разным данным, составляет 104-105 КОЕ/ мл.

Инфицирование новорожденных S. agalactiae может произойти во время родов при прохождении через родовые пути матери в случае преждевременного разрыва плодных оболочек или при акушерских манипуляциях, сопровождающих сложные роды. Инфицирование новорожденных стрептококками этого вида может также происходить позднее при контаминации госпитальными штаммами. Стрептококки этого вида способны вызывать тяжелые заболевания органов дыхания, менингиты, септицемии, нередко приводящие к летальному исходу [16, 25]. Зеленящие стрептококки могут быть причиной постоперационных воспалительных осложнений. Энтерококки часто обнаруживаются при воспалительных заболеваниях мочеполовой системы.

Энтеробактерии - E. coli, Proteus spp., Klebsiella spp., а также P. aerugenosa встречаются в количестве 103-104 КОЕ/мл и могут быть этиологическим агентом урогенитальных инфекционных заболеваний [28, 44, 45].

Грибы рода Candida определяются в количестве до 104 КОЕ/мл, не вызывая патологических процессов. Количество дрожжеподобных грибов может повышаться при беременности. Это связывают с тем, что при физиологической супрессии клеточного иммунитета, происходящей у беременных женщин и направленной на исключение возможности отторжения развивающегося плода, создаются благоприятные условия для роста и размножения дрожжеподобных грибов. Кроме того, C. albicans обладают способностью прикрепляться к эпителиоцитам влагалища при помощи специальных поверхностных структур, а также вырабатывать глиотоксин, который способен нарушать жизнеспособность и функцию человеческих лейкоцитов. С другой стороны, было обнаружено что C. albicans могут вырабатывать, так называемый, антинейссериа-фактор, который способен подавлять размножение и колонизацию влагалища N. gonorrhoeae [45].

Таким образом, нормальная микрофлора влагалища является динамичной популяцией различных микроорганизмов с преобладанием в ней молочно-кислых бактерий, формирующей колонизационную резистентность влагалищного биотопа, выполняющей защитную, ферментативную, витаминообразующую, иммуностимулирующую функции.

Ряд представителей нормальной микрофлоры влагалища принадлежат к группе условно-патогенных микроорганизмов, в генотипе и фенотипе которых заложена потенция возбудителей инфекционных заболеваний. Условно-патогенные микроорганизмы - представители нормальной микрофлоры влагалища, тесно взаимодействуя между собой и с клетками вагинального эпителия, также создают и поддерживают высокую колонизационную резистентность влагалищного биотопа, но иногда могут стать причиной воспалительных процессов урогенитального тракта. Ввиду того что микрофлора влагалища помимо защитной функции выполняет и ряд других важных функций, перечисленных выше, ее обычно рассматривают как индикатор состояния влагалища [14, 23, 43, 46].

Бактериальный вагиноз

Инфекционно-воспалительные заболевания женских половых органов, этиологическим агентом которых являются патогенные бактерии, вирусы, грибы, передаваемые половым путем, и условно-патогенная микрофлора влагалища представляют серьезную медицинскую и социальную проблему в акушерстве и гинекологии [47-50].

До определенного времени любой воспалительный процесс во влагалище, при котором не определялся этиологический агент воспаления, относился к неспецифическим вагинитам. В 1955 г. H. Gardner и C. Dukes описали синдром нарушения микрофлоры влагалища у пациенток с так называемым неспецифическим бактериальным вагинитом, при котором наблюдались снижение количества молочно-кислых бактерий и колонизация слизистой влагалища новыми, неизвестными ранее микроорганизмами, которые получили название Haemophilus vaginalis. В 1963 г. этот микроорганизм был переименован в Corinebacterium vaginitis, а в 1980 г. ему присвоили имя Gardnerella vaginalis в честь H. Gardner, который впервые выделил и описал эти бактерии. Это привело к появлению термина «гарднереллез», подразумевая, что этиологическим агентом такого состояния является G. vaginalis. Однако позднее было установлено, что G. vaginalis выявляется не только у пациенток с неспецифическими вагинитами, но и у приблизительно 40% здоровых женщин репродуктивного возраста и что G.vaginalis не единственный возбудитель гарднереллеза [40, 51-53].

В 1984 г. на 1-м Международном симпозиуме по вагинитам (Стокгольм, Швеция) после сопоставления и анализа всех клинических, микроскопических и микробиологических данных, накопленных за последнее десятилетие, было сформулировано современное название гарднереллеза - БВ. Это, в свою очередь, и определило дальнейшее интенсивное изучение различных аспектов эпидемиологии, этиологии, патогенеза, клиники, а также подходов к диагностике, лечению и профилактике БВ.

Номенклатура БВ:

1892 г. - неспецифический вагинит

1955 г. - вагинит, вызванный Haemophilus vaginalis

1963 г. - вагинит, вызванный Corynebacterium vaginitis

1980 г. - вагинит, вызванный Gardnerella vaginalis

1984 г. - БВ

БВ - комплекс клинико-лабораторных признаков, характеризующих состояние нижних отделов половой системы женщин репродуктивного возраста, при котором наблюдается количественный и качественный дисбаланс микрофлоры в составе микробиоценоза влагалища с чрезмерным преобладанием облигатных анаэробных, факультативно-анаэробных и микроаэрофильных условно-патогенных бактерий, уменьшением или полным отсутствием лактобактерий, сопровождающийся в ряде случаев появлением выделений из влагалища с неприятным запахом на фоне отсутствия воспалительной реакции во влагалище, как клинической, так и морфологической [51, 54].

Поскольку при БВ во влагалищном отделяемом выявляют в большом количестве смешанную полиморфную микрофлору (гарднереллы, пептококки, пептострептококки, бактероиды, мобилюнкусы, микоплазмы и т.д.) и небольшое количество вагинального эпителия, что, как правило, связано с резким снижением или зачастую полным отсутствием лактобактерий, доминирующих в норме в вагинальной экосистеме, можно предположить, что в данном случае ни один из известных видов бактерий не ответственен за возникновение БВ. В связи с этим в научной литературе все еще дискутируется вопрос: «Бактериальный вагиноз - это состояние или все-таки заболевание?» [40, 55].

Эпидемиология бактериального вагиноза

Эпидемиология БВ в настоящее время во многом остается неясной. С одной стороны, высокая частота обнаружения G. vaginalis у здоровых женщин позволяет рассматривать эти микроорганизмы как составную часть нормальной микрофлоры влагалища. В пользу эндогенного происхождения БВ свидетельствуют следующие факты: высокая частота обнаружения G. vaginalis у женщин, использующих внутриматочные спирали и пероральные контрацептивы, а также высокая частота обнаружения G. vaginalis и развитие клинических симптомов БВ у беременных женщин, в послеродовом, послеабортном и менопазуальном периодах, что, вероятно, связано с напряжением адаптационных возможностей макроорганизма [9, 56]. С другой стороны, в пользу полового пути передачи БВ свидетельствуют следующие факторы: одновременное выделение G. vaginalis из половых путей женщин, страдающих БВ, и от их сексуальных партнеров, высокая частота реинфекций у излеченных женщин, половые партнеры которых не лечились одновременно, достоверные случаи выявления БВ у женщин после половых контактов с мужчинами, у которых обнаружены G. vaginalis [57, 58].

Отсутствие единого мнения по вопросу о путях передачи БВ, по-видимому, связано с тем, что одной передачи микроорганизмов недостаточно для того, чтобы вызвать БВ. Скорее всего, для его развития необходимо наличие в том числе и предрасполагающих факторов, таких как: использование антибактериальных препаратов, длительное использование внутриматочных или пероральных контрацептивов, перенесенные ранее воспалительные заболевания урогенитального тракта, нарушение гормонального статуса, сопровождающееся нарушением менструального цикла, преимущественно по типу олигоменореи или аменореи, изменение состояния местного иммунитета, воздействие малых доз ионизирующего излучения, стрессовые воздействия на организм и т.д.

В ряде отечественных и зарубежных работ было показано, что частота обнаружения БВ во многом зависит от контингентов обследованных женщин. Она составляет 17-19% в клиниках планирования семьи, 24-37% среди лиц, находящихся на лечении в клиниках венерических заболеваний, 15-37% - у беременных женщин и 61-87% среди пациенток с патологическими белями. У женщин, проживающих на территории с повышенным радиационным фоном, БВ встречается в 62% случаев [54, 59-61].

Этиология бактериального вагиноза

Этиология БВ тесно связана с микроорганизмами - представителями микробиоценоза влагалищного биотопа.

В настоящее время достаточно хорошо изучен характер микрофлоры влагалища при БВ и спектр микроорганизмов, участвующих в его развитии (табл. 3).

Так, при БВ происходит резкое снижение количества или полное отсутствие лактобактерий, продуцирующих Н2О2, увеличение количества G. vaginalis и анаэробных бактерий (Mobiluncus spp., Prevotella spp., Bacteroides spp., Fusobacterium spp., Peptostreptococcus spp., а также увеличение количества капнофилов, таких как M. hominis, U. urealyticum. Кроме того, при БВ увеличивается количество не продуцирующих Н2О2 анаэробных лактобактерий, что в свою очередь приводит к возникновению определенных симптомов БВ. Снижение концентрации факультативных лактобактерий способствует уменьшению количества молочной кислоты, снижению кислотности влагалищного содержимого и росту анаэробов.

Обнаружение при БВ небольшого количества грибов рода Candida обусловлено, по-видимому, преобладанием в количественном отношении бактериальной флоры, которая является достаточно сильным антагонистом для мицетов из-за продукции разнообразных бактериоцинов, без которых выживание бактерий в условиях конкуренции невозможно.

Появление в клинической лабораторной практике молекулярно-биологических методов диагностики, позволяющих выявлять в том числе плохо культивируемые и некультивируемые микроорганизмы позволило до некоторой степени расширить наше представление об этиологии БВ.

Так, с помощью молекулярно-биологических методов диагностики был идентифицирован новый облигатно-анаэробный микроорганизм - Atopobium vaginae. В процессе изучения этого микроорганизма было выдвинуто предположение, что именно с ним связаны случаи неэффективности терапии при БВ метронидазолом и высокая вероятность рецидивов после проводимой антибактериальной терапии.

Патогенез бактериального вагиноза

Патогенез БВ до сих пор до конца неизвестен. В настоящее время констатируется полиэтиологичность БВ на фоне резкого снижения или полного отсутствия лактобактерий. Существуют две основные модели развития БВ. Согласно одной из них - модели «истощения лактобацил», первичным событием или пусковым меха

www.mediasphera.ru

Условный нормоценоз что это такое у женщин


Нормоценоз. Бактериальный вагиноз. Комплексная лабораторная диагностика бактериального вагиноза: современное состояние проблемы

Микробиоценоз - единая экологическая система, представляющая собой различные органы и полости человека (кожа, слизистая желудочно-кишечного тракта, влагалище и др.) с присущей им микрофлорой, образовавшейся в результате контакта этих органов и тканей с окружающей средой и находящейся в состоянии постоянного динамического равновесия с изменяющимися условиями внешней среды. Это, в свою очередь, и весьма чувствительная индикаторная система, способная реагировать различными качественными и количественными изменениями микроорганизмов, входящих в ее состав, в ответ на любые физиологические и патологические сдвиги в состоянии макроорганизма и тем самым препятствовать инвазии патогенных и условно-патогенных микроорганизмов в органы и ткани.

Слизистая влагалища женщин репродуктивного возраста с присущей ей микрофлорой образует единую экосистему женского организма - биотоп влагалища. Внутри этой экосистемы вагинальная среда контролирует состояние микрофлоры, а микрофлора в свою очередь оказывает воздействие на вагинальную среду [1-3].

Нормальная микрофлора влагалища женщин репродуктивного возраста подразделяется на облигатную (резидентная, индигенная), факультативную и транзиторную.

К облигатной микрофлоре относятся микроорганизмы, постоянно входящие в состав нормальной микрофлоры влагалища женщин репродуктивного возраста (непатогенные - комменсалы, сапрофиты и условно-патогенные). Представители факультативной микрофлоры достаточно часто, но не всегда присутствуют во влагалище здоровых женщин репродуктивного возраста. К транзиторной микрофлоре относятся случайно занесенные в генитальный тракт женщины из окружающей среды непатогенные, условно-патогенные и патогенные микроорганизмы. Участвуя в метаболизме организма хозяина, нормальная микрофлора препятствует не только проникновению во влагалищный биотоп патогенных бактерий, но и бесконтрольному росту и развитию условно-патогенных бактерий. При нормальном состоянии микроэкологии влагалища патогенные микроорганизмы не способны к длительному пребыванию в нем и не вызывают развития патологического процесса.

В случае нарушения микроэкологии генитального тракта, которое может происходить при воздействии на организм женщины разнообразных неблагоприятных внешних (экзогенных) или внутренних (эндогенных) факторов, таких как стрессовые ситуации, снижение иммунного статуса, гормональные нарушения, лечебные мероприятия и т.д., создаются и поддерживаются условия, приводящие к снижению колонизационной резистентности во влагалище по отношению к заселению его патогенными и условно-патогенными микроорганизмами. В результате этого может произойти внедрение транзиторной патогенной микрофлоры или дополнительное внедрение условно-патогенных микроорганизмов, представителей нормальной микрофлоры влагалища женщин репродуктивного возраста, в слизистую оболочку его стенки с последующей транслокацией в мочевыводящие пути, цервикальный канал и другие органы и ткани [4-7].

Антибактериальная терапия, с успехом используемая для профилактики и лечения инфекционных заболеваний, в то же время может привести к нарушению как микроэкологии влагалища, так, собственно, и любого биотопа макроорганизм

valentinalagutkina.ru

🔍 популярные вопросы про беременность и ответы на них

На данной странице собраны наиболее популярные посты и комментарии наших пользователей по теме "Нормоценоз что это". Это поможет вам быстро получить ответ на вопрос, также вы можете принять участие в обсуждении.

Ребенку 2,5 месяца, хрюкает носом, и сопельки , кто сталкивался ?

Девочки, ребенок, 5 месяцев хрюкает носом. Уже где-то месяц. Со вчерашнего дня "хрюки" усилились. Звуки,как хрипы что-ли. Такое чувство, что где-то в носоглотке сопли, но выделений нет, температуры, кашля нет, ребенок ведёт себя как обычно. Как только началось, пошли к педиатру: она сказала, что мол узкие носовые проходы, но выписала интерферон покапатьи свечи Ви фе рон Меня это не успокоило -...

Ребенку 5 месяцев хрюкает носом,капаю аквамарис потом аспиратором чищу,прям начисто очищать не дает плачет что делать

У нас нос хрюкает уже во вторую неделю, причем только когда сосем грудь и засыпаем, причем у нас нет ни сопель, ни кашля, вообщем не похоже на орз, просто хрюкаем, но сильно. Не знаю может ли это быть связано, но лезут сейчас зубы еще. Знаю это нормально, когда ребенку 1-2 месяца, но нам уже 1 год и 1 месяц. Как вы думаете идти ли к лору? оччень не хочется, эпидемия началась гриппа в больнице....

Девочки,ребенок хрюкает носом. Носик чистый. Нам 2,5 месяца. Подскажите что это может быть?? (((

У меня вопрос ? к мамам маленьких детей- грудных или до года. Ребенку месяц ,стал хрюкать носом хотя нос чистим каждый день У кого то было такое и через сколько прошло

Нам 2,5 месяца, в течение дня чихает ребенок, и хрюкает носом как будто заложен, но без соплей, педиатр сказал типо это нормально, а я как то волнуюсь, у ваших детей было такое?

Уже и на чистке были у лора и беоптрон прошли курс (физио на лампе). И капли и сама чистку делаю не помогает ребенок не дышит нормально, полностью нос не вычитается.  Появилось через неделю после родов. Говорят после родовое скопление, а почему оно не прошло после чистки у лора? К слову в субботу к лору на повторную чистку. У кого было подскажите что помогло ???

У ребёнка появился кашель, сначала был сухой, теперь влажный. Когда начинает кашлять, у него рвотный рефлекс и он срыгивает. Также охрип голос. И сопли в носоглотке, нос промываю аквалором, и отсасываю сопельки, но толку особо нет. Через минуту он опять начинает хрюкать носом. Посоветуйте чем можно вылечить кашель и насморк?

У малышки со среды начался насморк. Первую ночь плохо спала, хрюкала носом. Купила аквамарис и аспиратор. Промывала 4 раза сначала, стало чуть лучше, ночью спит спокойно, уже не сопит. Потом 3 раза, сейчас перешла на два раза, но всё равно насморк не прошел. Сегодня 5й день. Педиатру звонила изначально подтвердить правильность своих действий. Температуры, кашля нет. Сопли не текут, а где то...

Ребенку чуть больше месяца. хрюкает нос, те там сопли, но не текут, отсосом ничего не выделилось, чихала пару раз. Нужно вызвать врача или нет

Может конечно я чего то не понимаю,у нас заложен постоянно нос, месяца 2 мы хрюкаем где то там в носу глубоко, но нос дышит и когда сисю сосем тоже дышим носом не отрываемся от груди!Тут стали переодически соплями давиться и кашлять.Но нам за эти 2 месяца ни кто никогда и лечения не назначал, хотя я говорила что нос у ребенка хрюкает.Вообщем пошли мы к лору, она нам выписала пачку капель и...

Девочки, подскажите, пожалуйста. У кого так было и что делали.Ребенку 2 с половиной месяца. Когда спит все нормально. Как просыпается, начинает активность — так сразу внутри в носоглотке все хрюкает и нос сопит. Это длиться уже дней 10. Дня три назад заболел старший.приходила врач маленькую послушала и сказала по задней стенке что -то течет и хрюкает, но в легких чисто и горло нормальное....

Девочки, не пойму, в последние два дня после кормления (гв) дочь срыгивает носом. Столбиком держу, все равно срыгивает. Хрюкает жутко потом, сам нос без сопелек, чистый. Пробовала отривином отсасывать там и ничего. То ли я неправильно делаю что-то. Ей хрюканье особого дискомфорта не доставляет, наестся, срыгнет и спит, когда спит, нос не так хрюкает, а когда бодрствовует или плачет, прямо как...

И все бы ничего, но меня это беспокоит сильнее чем его. Нос заложен что ли?? Не пойму никак. Хрюкает потом прочихается и нормально. Иногда кашлянет разок и проходит. Нос чистию ваточкой с маслом. Так в носу нет ничего. И не высасывается. физ раствором капают. Что быть такого может??? P. S без тапок к врачу сегодня пойдем

Нам ровно месяц. Вчера утром начала кормить дочку грудью, а она начала похрюкивать носиком. Никогда раньше такого не было. Такое ощущение, что внутри ей что-то мешает. Я так понимаю, что это слизь какая-то. Насморк исключаю, так как дышит хорошо когда не ест. Температура тела нормальная. Купили капельки аквамарис и аспиратор отривин бэйби. Закапала по 2 капельки в каждую ноздрю с горем пополам....

Несколько дней назад заметила, что Кирюша наша начала «хрюкать». При чем хрюкает она только когда бодрствует и ест смесь. Во время сна все хорошо, спит с закрытым ротиком и дышит носиком без хрюканья. Сопелек нет и самочувствие отличное. У чьих деток так было в 5-6 месяцев?

www.baby.ru

Первый опыт. Интервью с венерологом: генитальные инфекции, вагиноз, вагинит.

Так, для вра-чей-микробиологов инфекция - самоцель и потому подходы у них самые научные, а про-цесс диагностики и лечения наиболее длительный. Для гинекологов, занятых лечением бесплодия, генитальная инфекция - случайная находка и досадная помеха, в связи с чем и отношение к ней достаточно небрежное - быстро убрать, добиться наступления бере-менности, а там будь что будет. Мы решили послушать мнение венерологов - специали-стов более радикальных и, по определению, в вопросах генитальной инфекции более про-свещенных, чем гинекологи, и более умеренных, чем микробиологи. Ниже мы публикуем интервью с врачом-венерологом Ю.В.Колюбиной. Сформулировать вопросы мы попросили врача-гинеколога Л.П.Коврижину.
Главный редактор
М.Б.Аншина

Л.П.: В последнее время в ряду исследований, назначаемых пациенткам перед внут-риматочными или хирургическими вмешательствами, все чаще можно увидеть по-мимо или вместо стандартного мазка на степень чистоты, весь спектр генитальных инфекций: хламидии, микоплазмы, уреаплазмы, герпес, и т.д. Правильно ли это?

Ю.В.: Самый первый этап обследования - это осмотр влагалища и влагалищной порции шейки матки в зеркалах. При этом оценивается характер и обильность выделений. Мазок на флору - самый простой метод лабораторного обследования, который вместе с осмотром дает начальную информацию о пациентке и позволяет выстроить алгоритм ее дальнейшего об-следования и лечения. Специальное обследование зависит от первоначальных находок и может включать прицельное исследование на генитальные инфекции.

Л.П.: Каков же этот алгоритм?
Ю.К.:Я думаю, правильнее будет дать его в конце. А здесь я хотела бы подчеркнуть, что жалобы пациентки (выделения, запах, чувство дискомфорта в области наружных гениталий и т.д.) или их отсутствие, результаты осмотра и мазков на степени чистоты не всегда пра-вильно оцениваются гинекологами, которые нередко предпочитают диагноз-штамп "коль-пит" и такое же лечение-штамп.

Л.П. А какие могут быть варианты?
Ю.К.: Во-первых, важно разделить вагинит (кольпит) и вагиноз.

Л.П. Почему это так важно? Насколько я понимаю, лечение практически одинаково? Ю.К.: Совершенно разное. Разный прогноз. Разные подходы.

Вагинит (кольпит) - это воспаление стенок влагалища и влагалищной порции шейки матки. Кстати, воспалительный процесс и повышение рН влагалищного отделяемого может быть самостоятельной причиной бесплодия, т.к. ведет к снижению подвижности и ранней гибели сперматозоидов.

Вагиноз - это патологический процесс БЕЗ воспаления который НЕ сопровождается лейкоцитозом. В настоящее время используется термин "бактериальный вагиноз" или "дис-бактериоз влагалища". Ранее это заболевание ошибочно называли "гарднереллез", предпо-лагая, что единственная причина его - Gardnerella vaginalis, количество которой при вагино-зах увеличивается параллельно с уменьшением или даже исчезновением лактобацилл.

Бактериальный вагиноз - это нарушение равновесия между сапрофитной и условно патогенной микрофлорой, т.е. нарушение микробной экосистемы влагалища.

Л.П.: Что такое нормальная экосистема влагалища?
Ю.К.: Влагалище девочки, стерильное при рождении, начинает колонизироваться в течение нескольких дней грамположительной микрофлорой, состоящей из анаэробных бактерий, стафилококков, стрептококков, дифтероидов. РН влагалища до начала менструации близок к нейтральному - 7.0.

В период менархе под влиянием эстрогенов толщина вагинального эпителия увеличивается, возрастает уровень гликогена в эпителии и влагалищная флора начинает меняться с преобладанием лактобацилл. Гликоген является идеальным субстратом для роста лактобактерий (или палочек Дедерлейна ), которые превращая его в молочную кислоту, понижают рН влагалища до уровня ниже 4.5, при котором другие микрорганизмы существовать не могут. К тому же лактофлора проявляет антагонистические свойства по отношению к патогенным и условно-патогенным возбудителям.

Палочки Дедерлейна играют важную роль в создании экологического барьера влага-лища путем блокирования рецепторов в его стенке, связывающихся с микроорганизмами, а также путем выработки антимикробных агентов: молочной кислоты, антибиотиоков, лакто-цинов, лизоцима, перикиси водорода. В норме во влагалище женщины обнаруживается 10 3 - 10 5 колониеобразующих единиц ( КОЕ- CFU ) анаэробных микроорганизмов на 1 мл вагинальной жидкости и столь-ко же G. Vaginalis ( 10 4 КОЕ/ 1мл ). Молочнокислые бактерии содержатся в количестве 10 8 КОЕ/ 1мл. При бактериальном вагинозе - анаэробная флора 10 7- 10 9 КОЕ/мл, G.vaginalis 10 9 -10 12 КОЕ/мл, количество лактобактерий снижается до 10 4 или они могут полностью от-сутствовать.

Candida albicans в норме - до 10 3 - 10 4 КОЕ/мл, при кандидозе влагалища до 10 7 КОЕ/мл.

M.Б.: Что же происходит при нарушении экосистемы влагалища?
Ю.К.: Нарушение баланса организм-микроб, которое приводит к подавлению лактобацилл, а в ряде случаев к полному их исчезновению и, соответственно, к активной пролиферации условно патогенных микроорганизмов, в первую очередь анаэробов, которые, достигнув высоких концентраций могут вызвать заболевание. Патогенность анаэробных неспороген-ных бактерий связанна именно с их количеством. Наблюдается также избыточное количество гарднерелл, особенностью метаболизма которых является образование аминокислот, из которых под влиянием анаэробов образуют-ся летучие амины. Последние повышают рН влагалищного содержимого, что, в свою оче-редь, благоприятствует преобладающему росту условно патогенной флоры над лактобациллами.

Нормальная экосистема влагалища
Дисбактериоз влагалища

Лактобациллы
Гарднереллы

Гликоген
Аминокислоты - Анаэробные бактерии

Молочная кислота
Амины
рН < 4,5
рН > 4,5

Л.П.: Поскольку бактериальный вагиноз не воспаление, он, по-видимому, женщин не беспокоит?
Ю.К. Напротив. Женщины с бактериальным вагинозом страдают от обильных выде-лений с неприятным запахом. Выделения обычно серого цвета, прилипают к стенкам влага-лища, причем слизистая влагалища и вульвы может выглядеть нормально. Большинство женщин обращает внимание на усиление неприятного запаха ("гнилой рыбы"), после поло-вого акта. Как уже говорилось выше, под влиянием анаэробов образуются летучие амины (путресцин, кадаверин, триэтиламин), которые и являются источником неприятного запаха. Увеличение их количества происходит при ощелачивании влагалищного содержимого спермой, что и ведет к усилению неприятного запаха. Часто пациентки предъявляют жало-бы на зуд и жжение в области наружных гениталий. В 1983 г. R.Amsel и соавт. были введены клинические критерии для диагностики бактериального вагиноза. Для постановки диагноза бактериальный вагиноз достаточно на-личия трех из четырех следующих признаков:

- обильные гомогенные выделения, прилипающие к стенкам влагалища
- рН больше 4.5
- рыбный запах вагинальных выделений (положительный аминовый тест)
- обнаружение "ключевых" клеток.

Аминовый тест проводят, добавляя к влагалищным выделениям несколько капель
10% КОН. При положительной реакции запах резко усиливается.

рН вагинального секрета определяется с помощью специальных полосок бумаги, ко-торые смачивают взятыми выделениями или вводят во влагалище пинцетом. "Ключевые клетки " - это клетки влагалищного эпителия, сплошь покрытые грамот-рицательной флорой. При микроскопии мазков, окрашенных по ГРАМУ, диагноз бактери-ального вагиноза ставится при обнаружении "ключевых клеток" не менее чем в 2 из 20 по-лей. Кроме этого наблюдается небольшое количество лейкоцитов (1-2 в поле зрения) и уменьшение или полное отсутствие палочек Дедерлейна.

Л.П.: Давайте еще раз коснемся дифференциального диагноза вагиноза и вагинита.
Ю.К. Посмотрите следующую таблицу, в которой суммированы дифференциально-диагностические критерии:

Нормальный биоценоз влагалища
Умеренное количество лактобацилл, незначительное количество кокковой флоры, единичные лейкоциты, макрофаги, эпителиальные клетки.
Жалоб нет
Бактериальный вагиноз (дисбактериоз влагалища) тсутствие лактобацилл, обильная кокковая флора, "ключевые клетки, количество лейкоцитов вариабельно, но не превышает 10 лейкоцитов в п/зр, незавершенность фагоцитоза, множество эпителиальных клеток.
Жалобы на выделения непрозрачные, иногда обильные, сопровождающиеся неприятным запахом. Чувство дискомфорта в области наружных гениталий.
Вагинит неспецифический, кандидозный, трихомонадный, гонорейный и т.д.
Большое количество лейкоцитов, макрофагов, зернистая дистрофия эпителиальных клеток, выраженный фагоцитоз, наличие условно-патогенной или патогенной флоры
Выделения умеренные или обильные, иногда гнойные, зуд, жжение, чувство дискомфорта в области наружных гениталий

 
Заболевание рН влагалищного содержимого
Преобладающие микрорганизмы
Характер выделений
Норма менее 4,0
лактобактерии
Отсутствуют или физиологические (скудные слизистые, без запаха)
Кандидозный вагинит от 4,0 до 4,5
кандида альбиканс
Умеренные или обильные белые творожистые с "кислым запахом
Бактериальный вагиноз более 4,5
гарднерелла вагиналис и подобные ей анаэробные микроорганизмы
Умеренные или обильные желто-зеленые с запахом "тухлой рыбы
Трихомонадный вагинит более 5,5
трихомонас вагиналис
Обильные гнойные с резким неприятным запахом, иногда сукровичные

Л.П.: Какие микроорганизмы обнаруживают при бактериологическом исследовании у больных вагинозами и вагинитами?
Микробиологическая картина нормоценоза влагалища - это лактобактерии (палочки Дедерлейна ). При бактериальном вагинозе обнаруживают гарднереллу, анаэробные бактерии, а именно: бактероиды, пептококки, пептострептококки; а также мобилункус (Gardnerella vaginalis, Bacteroides spp., Peptostreptococcus spp., Mobiluncus spp.,).
При вагинитах среди возбудителей преобладают представители энтеробактерий: кишечная палочка, клебсиеллы, энтеробактерии. Вместе с ними обнаруживают золотистый стафилококк, гемолитические стрептококки группы В, дифтероиды, грибы рода кандида и геотрикум, гонококки, трихомонады (Escherihia coli, Enterococcus, Enterobacter, Klebsiella, Staphilococcus aureus, Streptococcus b, Diphteroides, Candida, Neisseria gonorhoae, Trichomonas vaginalis). Л.П.: Существуют ли какие-нибудь особенности сенильного кольпита?

Ю.К.: Урогенитальные расстройства менопаузального периода представляют собой ком-плекс осложнений, связанных с развитием атрофических процессов в эстроген-зависимых структурах нижней трети полового тракта. На фоне дефицита эстрогенов происходят атро-фические изменения во влагалище, снижается кровоток и кровоснабжение, возрастает гиа-линоз коллагеновых волокон. Дефицит эстрогенов вызывает снижение содержания глико-гена в эпителиальных клетках, количества лактобацилл вплоть до полного их отсутствия. Вследствие этого возрастает рН влагалищного содержимого, что ведет к ослаблению защит-ных сил и появлению во влагалище разнообразной аэробной и анаэробной флоры. Пациентки предъявляют жалобы на выделения разной степени интенсивности, чув-ство сухости или жжения во влагалище, зуд вульвы. При микроскопическом исследовании влагалищного содержимого у женщин мено-паузального периода обычно обнаруживается преобладание промежуточных клеток с явле-ниями пикноза, лейкоциты сплошь в поле зрения, обильная микрофлора, отсутствие палочек Дедерлейна. Микробиологическое исследование, как правило, выявляет рост возбудителей, характерных для кольпитов.

Л.П.: Каковы причины возникновения вагиноза и вагинита?
Ю.К.: Вагинит может быть следствием инфицирования, а также обострения хронических воспалительных заболеваний органов малого таза.
Что касается бактериального вагиноза, то специалисты склоняются к мнению о его эндогенном происхождении. Изменение рН влагалищного содержимого ведет к подавлению роста лактобацилл и активному размножению анаэробной микрофлоры. Л.П.: Каковы принципиальные отличия в лечении вагинита и вагиноза?

Ю.К.: 1) При диагнозе вагинит лечение следует назначать обоим партнерам при диагнозе вагиноз лечение партнера совершенно лишено смысла
2) При диагнозе вагинит лечение должно быть общим, местное лечение менее эффективно
При диагнозе вагиноз - местным, общее лечение менее эффективно
3) При диагнозе вагиноз монотерапия средствами, содержащими метронидазол,
малоэффективна
При диагнозе вагинит показаны средства с метронидазолом

В более универсальном виде следует сказать, что принципиальные отличия в лечении вагинита и вагиноза вытекают из этиопатогенеза эаболеваний. При выявлении того или иного возбудителя назначается этиологически обусловлен-ная терапия. При трихомониазе или кандидозе соответственно антипростоцидные или анти-микотические препараты, при бактериальной инфекции антибиотики с учетом чувствитель-ности обнаруженных микроорганизмов. Лекарственные средства могут назначаться перо-рально и местно.

Препаратами выбора для лечения бактериального вагиноза на сегодняшний день яв-ляются метронидазол - производное нитроимидазола и клиндамицина фосфат - производное линкомицина. Они оказывают выраженное бактерицидное действие на анаэробные микрор-ганизмы. Показатель эффективности монотерапии другими препаратами, включая сульфа-ниламиды, ампициллин, тетрациклин и эритромицин значительно ниже.

Но при пероральном приеме антибактериальных препаратов пациенты часто отме-чают их побочное действие, а также развитие дисбиотических нарушений со стороны желу-дочно-кишечного тракта.

В связи с этим в последнее время специалисты все чаще отдают предпочтение препа-ратам, оказывающим местное антибактеральное действие. Среди них разнообразные ваги-нальные формы метронидазола ( свечи, шарики, таблетки, тампоны) и клиндамицина (крем). Обладая выраженным эффектом в отношении анаэробных микрорганизмов, они яв-ляются по сути своей монопрепаратами, и не всегда предупреждают развитие кандидозных осложнений, к тому же рН влагалищного содержимого остается без изменений. К тому же назначение препаратов,угнетающих рост условнопатогенной флоры, явля-ется лишь первым этапом в лечении бактериального вагиноза. Второй этап состоит в при-менении эубиотических средств, представляющих собой бифидо- и лактобактерии, дефицит которых наблюдается при БВ. Специалисты отмечают, что иногда вводимые во влагалище молочнокислые бакте-рии плохо "приживаются". Адгезионные свойства лактобактерий повышаются при создании им оптимальных физиологических условий ( адекватн. рН ).

Патоморфоз патогенной влагалищной флоры и образование микробных ассоциаций с условнопатогенными микрорганизмами заставляет искать новые комбинации лекарствен-ных препаратов.

Л.П.: Можете ли Вы привести пример такого препарата? Ю.К.: На сегодняшний день одним из наиболее эффективных препаратов в лечении бакте-риального вагиноза и неспецифических вагинитов являются вагинальные свечи Гиналгин, выпускаемые АйСиЭн Польфа Жешув А.О. Особенность этого препарата состоит прежде всего в его комплексном воздействии на микроорганизмы.

Один из действующих компонентов Гиналгина - метронидазол - производное нитро-имидазола. Оказывая влияние на простейших (трихомонады), он также высокоэффективен в отношении анаэробных инфекций из групп Bacteroides, Fusobacterium, Clostridium, а также Gardnerella vaginalis. Второе действующее вещество Гиналгина - хлорхинальдол. Являясь местным анти-септиком, хлорхинальдол обладает антибактериальным действием, а также предупреждает развитие кандидозных осложнений.

Третий активный компонент Гиналгина - это лимонная кислота. Как уже было сказа-но выше, условнопатогенная флора активно размножается при изменении рН среды влага-лища. Лимонная кислота, снижая рН влагалища, создает неблагоприятные условия для раз-вития анаэробной и грибковой флоры, способствуя размножению палочки Дедерлейна. Таким образом, благодаря комплексному действию на патогенную и условно пато-генную влагалищную флору, препарат Гиналгин можно использовать для лечения бактери-ального вагиноза, трихомонадного вагинита, вагинитов, вызванных смешанной флорой, а также для профилактики кандидозных осложнений.

Антибактериальный и антипростоцидный эффект Гиналгина позволяет назначать его как профилактическое средство перед оперативным лечением гинекологических заболева-ний, перед родами или искусственным прерыванием беременности, до и после введения внутриматочного контрацептива, до и после электрокоагуляции шейки матки, перед гисте-рографией.

Гиналгин - препарат местного действия, что избавляет пациента от возможных по-бочных эффектов со стороны желудочно-кишечного тракта.

Побочные действия Гиналгина минимальны. Изредка появляющийся зуд влагалища или вульвы проходит сразу после отмены препарата. Нежелательно назначение этого сред-ства в первом триместре беременности и в период лактации, а также при индивидуальной сверхчувствительности к препарату.

Л.П.: Теперь, пожалуйста, обещанный алгоритм
Ю.К.:

   Нормоценоз
Бактериальный вагиноз
Вагинит
Жалобы выделения скудные, светлые ,без запаха, женщину не беспокоят выделения обильные, с запахом " тухлой рыбы, иногда зуд, жжение Выделения обильные, иногда зуд, жжение, чувство дискомфорта
Мазок лейкоцитов не более 10-15 в поле зрения лейкоцитов не более 10-15 в поле зрения лейкоцитов более 10-15 в поле зрения( иногда все поле зрения)
Специфические находки в мазке нет " ключевые клетки" нет
Бактериологическое исследование   не нужно нужно для определения микроорганизма, вызвавшего заболевания и его чувствительности к лекарственным препаратам
Лечение  
чаще местное в два этапа
комплексное, сочетающее пероральные и местнодействующие препараты с учетом чувствительности к ним возбудителя
Обследование и лечение полового партнера  
не требуется в случае отсутствия у него жалоб
желательно
Контрольное обследование   при отсутствии эффекта от проводимой терапии желательно обоим половым партнерам
Гиналгин   препарат выбора для 1 этапа как часть комплексной терапии женщины

Ю.В.Колюбина, Л.П.Коврижина, М.Б.Аншина.

www.rusmedserv.com

Мочеиспускательный канал — Википедия

Мочеиспускáтельный канал (синоним: урéтра, лат. urethra) — непарный трубчатый орган мочевыделительной (мочеполовой) системы человека и других позвоночных животных, соединяющий мочевой пузырь со внешней средой. Он служит[2] у особей обоего пола для мочеиспускания — выведения с мочой преимущественно водорастворимых продуктов жизнедеятельности организма из мочевого пузыря наружу, а у особей мужского пола ещё и для семяизвержения — выведения во внешнюю среду (вне процесса мочеиспускания) семенной жидкости (спермы), содержащей мужские половые клетки (сперматозоиды).

У мужчин значительная часть мочеиспускательного канала проходит внутри мужского полового члена и наружное отверстие канала легко обнаруживается на вершине головки пениса, тогда как у женщин трасса уретры скрыта в полости малого таза сзади от лобка и спереди от влагалища, а наружное отверстие — в складках слизистой оболочки ограниченного с боков малыми половыми губами преддверия влагалища позади клитора и перед входом во влагалище.

Местоположение наружных отверстий мужского (слева) и женского (справа) мочеиспускательных каналов (уретры)

Мужской мочеиспускательный канал, образуясь в процессе половой дифференциации у изначально не дифференцированного по полу эмбриона человека из тех же предшествующих структур, что и женский, и являясь гомологичным женскому по трубчатой структуре и функции выведения наружу мочи, в сформировавшемся состоянии отличается от женского размерами (большей длиной и меньшим диаметром), расположением внутри выведенного из тазовой полости наружу эластичного трубчатого органа — мужского полового члена (пениса) и сочетанием двух основных функций (мочеиспускания и семяизвержения) вместо одной (мочеиспускание) у женщин.

Дифференциация мочеполовой системы человека: сверху структуры до дифференциации, внизу: слева мужская (male), справа женская (female).
Наружные отверстия мочеполовой системы мужчины (слева) и женщины. Наружное отверстие мочеиспускательного канала подписано как opening urethra (щель на вершине головки мужского полового члена и точечная круглая ямка над входом во влагалище).

Переключение между этими двумя функциями мужской уретры напрямую связано со степенью кровенаполнения окружающих уретру структур пениса — двух пещеристых тел и одного губчатого тела пениса, которое переходит в его головку: при эрекционном притоке крови и наполнении ею указанных структур возможно семяизвержение, а при их ненаполненности и ненапряжённости пениса — мочеиспускание.

В женском организме уретра не имеет непосредственно репродуктивных функций (хотя с мочой выводятся вещества, указывающие на репродуктивный статус женщины, что позволяет проводить по анализу мочи, в частности, тест на беременность). Женская уретра окружена структурами, аналогичными губчатому телу пениса, тогда как его пещеристым телам, ответственным за эрекцию, соответствуют пещеристые тела обычно малозаметного, но весьма чувствительного органа — клитора, который находится спереди от уретры. Трасса женской уретры скрыта в толще тканей малого таза и, соответственно, не обладает подвижностью мужской. Клитор не является органом выделения и не имеет наружных отверстий. Наружное отверстие женской уретры открывается в преддверие влагалища между клитором и входом во влагалище. Как и всё преддверие влагалища, наружное отверстие уретры у женщин прикрыто двумя парами складок кожи, жировой ткани и слизистой оболочки, называемых половыми губами: 1) большими и 2) проходящими внутри них малыми. Женский мочеиспускательный канал шире мужского, обладает большей растяжимостью по ширине и может чаще инфицироваться.

Мужская мочевыделительная система

У мужчин мочеиспускательный канал (лат. urethra masculina) проходит внутри мужского полового члена, обычно по всей его длине до вершины головки последнего (в противном случае имеет место гипоспадия, а если стенка канала расщеплена, то эписпадия). Канал имеет у взрослых длину 18—23 см (в состоянии эрекции полового члена — на треть больше, в детском возрасте на треть меньше). От внутреннего отверстия до семенного холмика (по другой классификации — до начала пещеристого тела) носит название задней уретры, дистальнее расположенная часть — передняя уретра. Мочеиспускательный канал у мужчин условно делится на три части: предстательную (простатическую), перепончатую и губчатую (пещеристую, спонгиозную).

Мужская уретра на своём протяжении образует два S-образных изгиба-кривизны: верхний подлонный (предстательный, подлобковый) изгиб при переходе сверху вниз перепончатой части уретры в пещеристую огибает лобковый симфиз снизу, выгнут вниз, вогнутостью обращён кверху и кпереди и нижний предлонный (предлобковый) при переходе фиксированной части уретры в подвижную выгнут кверху, кпереди и к корню полового члена, обращён вогнутостью книзу и кзади, образует с висящей его частью второе колено. Если половой член приподнят к передней брюшной стенке, то оба изгиба переходят в общий изгиб, вогнутостью обращённый вперёд и вверх.

На всем своём протяжении мочеиспускательный канал имеет неодинаковый диаметр просвета: чередуются узкие части с более широкими. Одно сужение находится у внутреннего его отверстия, другое — при прохождении уретры через мочеполовую диафрагму, третье — у наружного отверстия уретры. Расширений имеется также три: в простатической части, в луковичной и в конце уретры, где находится ладьевидная ямка. В среднем ширина мочеиспускательного канала у взрослого мужчины равна 4—7 мм, у ребёнка — 3—6 мм.

В числе нарушений развития организма у мальчиков встречаются гипоспадия, при которой наружное отверстие мочеиспускательного канала находится не на вершине головки полового члена, а на других участках его поверхности, и эписпадия, при которой наблюдается частичное или полное расщепление передней стенки канала.

Патологическое разрастание предстательной железы (её аденома, встречающаяся в пожилом возрасте) может приводить к сужению мочеиспускательного канала на её отрезке и серьёзным затруднениям мочеиспускания.

Мочеполовая система женщины в продольном вертикальном разрезе (вид сбоку). Мочеиспускательный канал обозначен urethra (англ.)

Женский мочеиспускательный канал скрыт в полости малого таза. Он шире и короче, чем мужской. Длина женской уретры 3-5 см.

Это прямая трубка, расположенная спереди от влагалища и открывающаяся наружу в преддверии влагалища; её строение аналогично перепончатой части мочеиспускательного канала мужчин.

У женщин канал служит только для выделения мочи, тогда как у мужчин он служит и для выведения наружу семенной жидкости из половых желез (яичек). Раздельное существование мочевыводящего (мочеиспускательный канал) и полового (влагалище) каналов у женщин означает, что число наружных отверстий их мочеполовой сферы на одно больше, чем у мужчин.

Женские наружные мочеполовые органы (вид спереди/снизу при разведенных ногах). Наружное отверстие уретры обозначено external urethral orifice (англ.яз.)

Мочеиспускательный канал обычно не проходит в теле женского полового члена — клитора, и этим клитор помимо обычно значительно меньших размеров отличается от мужского полового члена. Сходство женских и мужских наружных мочеполовых органов наблюдается при врождённом состоянии, называемом интерсекс. Увеличение клитора (клиторомегалия) может быть врождённым или вызываться изменением уровня мужского полового гормона тестостерона, в частности при употреблении гормонов для наращивания мышечной массы при занятиях женским бодибилдингом, но и при клиторомегалии (в отличие от некоторых форм гермафродитизма) чаще всего уретра через клитор не проходит.

Меньшая длина и больший диаметр мочеиспускательного канала у женщин по сравнению с мужским приводит к более лёгкому доступу инфекционных агентов снаружи и более частому развитию у них воспалительных заболеваний мочевого пузыря (цистит), а ослабление мышц тазового дна — к недержанию мочи (энурезу) различных степеней выраженности.

Не являясь одним из органов размножения человека, женская уретра вследствие своего расположения в области малого таза, как и другие органы женской репродуктивной системы, имеет общие с ними элементы кровоснабжения и иннервации, что, как и выведение её наружного отверстия в область женских наружных половых органов (вульвы), обусловливает возможность наличия общих нарушений развития и других заболеваний ряда смежных органов.

Особенности и облегчение проблем женского мочеиспускания[править | править код]

У женщин из-за анатомических особенностей их уретры чаще, чем у мужчин не происходит управления направленностью мочевой струи. Вследствие расположения женской уретры целиком внутри тазовой полости, а наружного отверстия женского канала на некотором расстоянии назад от передней поверхности тела между ногами, женщины обычно приучаются мочиться в положении сидя, так как при обычном отсутствии навыков управления направлением струи мочи, женщины, которые пытались бы мочиться стоя, подвергались бы со значительной вероятностью опасности забрызгивания своих ног.

Мочеиспускание в положении сидя может оказаться неудобным в ряде случаев: в походных условиях, когда обнажение значительной части тела — тазовой области — для мочеиспускания может быть неприятно из-за погоды или других обстоятельств, а также при пользовании общественными или другими чужими туалетами из-за опасности передачи инфекций через соприкосновение кожи и слизистых оболочек тазовой области с туалетными сиденьями.

Во избежание этих неприятностей некоторые активистки женского движения и сторонницы активного образа жизни на Западе предлагают женщинам учиться мочиться стоя, как это приучены делать мужчины в западной культуре, что избавляет представителей мужского пола от необходимости контакта при мочеиспускании с сантехническими приборами и представляет удобство ещё и в отношении задания направления струи мочи как с помощью поворота тела в вертикальной плоскости, так и посредством придания направления неэрегированному половому члену руками.

Взаимное обучение и самообучение женщин мочеиспусканию в положении стоя ставит задачи обезопасить удобство и безопасность женщин в нескольких аспектах. Это обеспечение их санитарной безопасности вследствие исключения передачи инфекций через ранее загрязнённые сантехнические приборы, большей независимости от внешних, в том числе погодных условий при отправлении естественных надобностей в полевых условиях и большей, чем обычно, безопасности от посягательств на половую неприкосновенность женщины через отсутствие необходимости значительного обнажения тазовой области. Отсутствие необходимости такого обнажения приводит и к уменьшению времени занятости женщинами туалетных кабинок в женских уборных, что позволяет ускорить продвижение многочисленных очередей в них во время массовых мероприятий. При отсутствии свободных мест в женских туалетах на сайтах активисток отмечается возможность пользования мужскими туалетами, причём не только кабинками с унитазами, но и, при наличии у женщины специальных портативных приспособлений, мужскими писсуарами.

Для выполнения этих задач активистки предлагают несколько способов: 1) либо тренироваться управлять направлением струи мочи мышцами тазового дна, раздвинув с помощью пальцев одной или обеих рук большие и малые половые губы[3],[4] могущие в противном случае отклонить струю в нежелательном направлении, 2) либо использовать приспособления для женского мочеиспускания в положениях стоя[5][6] или полуприсев.

Такие приспособления могут быть стационарными или портативными. К стационарным относятся монтируемые в некоторых женских туалетах специальной конструкции женские писсуары, которые крепятся к стене на уровне чуть ниже мочеполовых органов человека среднего роста, и женщина может встать или присесть над ними. При массовых мероприятиях с нехваткой туалетных мест могут использоваться переносные женские писсуары, например Pollee[en]. Женскими писсуарами, в отличие от мужских, обычно пользуются, повернувшись спиной к стене, на которой они установлены.

Женский писсуар. На фотографии видна схема, показывающая, что женским писсуаром надо пользоваться стоя спиной к нему

Портативные личные средства для женского мочеиспускания в положении стоя служат съёмным продолжением мочеиспускательного канала; они представляют собой небольшую воронкообразную трубку, широкий конец которых женщина перед мочеиспусканием плотно прикладывает к своим половым губам, а узким концом направляет струю мочи в нужном ей направлении, что почти уравнивает её возможности, по замыслу изобретателей, с таковыми у мужчины за исключением необходимости больше, чем у мужчин, расстегивать и (или) спускать брюки и сдвигать вбок перемычку трусов. Такие воронки или конусы могут быть одноразовыми[7] — в этом случае они выбрасываются после применения — или подходящими для многократного использования, и в этом случае они снабжаются жидкостями для дезинфицирования их после каждого использования.

Мочеиспускательный канал у лиц женского пола всех возрастов и у мальчиков до наступления половой зрелости служит обычно только для выведения из организма мочи.

В мужском организме в уретру также открываются протоки, несущие с наступлением половой зрелости эякулят (сперму), которая через канал выводится наружу, как и моча. Однако сперма поступает, в отличие от мочи, в него чаще всего не произвольно, а в завершающей фазе полового акта, то есть в результате сексуального психического возбуждения мужчины, которое проявляется эрекцией и может сопровождаться механическим раздражением полового члена при половом акте или во время эротических сновидений при поллюции. Выделение во внешнюю среду преэякулята и спермы (мужская эякуляция) возможно, как правило, только при эрегированном состоянии мужского полового члена, тогда как выделение мочи в этом, возбуждённом состоянии данного органа практически невозможно — оно происходит в другом, спокойном состоянии, когда половой член не напряжён, а свободно свисает.

Женская уретра рассматривается в качестве возможного проводника жидкости, которую способны выбрасывать женские половые органы при сильном оргазме во время полового акта. Источник такой жидкости из-за многочисленности урогенитальных складок у женщины и кратковременности процесса оставался точно не установлен. Явление выделения такой жидкости называют женской эякуляцией или сквиртом (англ. squirt — выбрасывать струёй). Возможными источниками жидкости могут являться находящиеся чуть ниже выходного отверстия уретры парауретральные железы (или железы Скене) либо расположенные ещё ниже бартолиновы железы и их выводные протоки. В отличие от мужской, женская эякуляция не является постоянным завершением активной фазы полового акта и испытывается не всеми женщинами.

К нарушениям развития и строения канала относят гипоспадию (полового члена, у мальчиков) и эписпадию (детей обоего пола). Врождёнными или приобретёнными могут быть у девочек сращения (синехии) половых губ, которые могут закрывать наружное отверстие уретры и препятствовать мочеиспусканию.

При воспалении мочеиспускательного канала (уретрите) появляются боли и рези в нём во время мочеиспускания, что особенно проявляется у мужчин, а у женщин часто остаётся незамеченным.

Уретра у мужчин и женщин может иметь заболевания и повреждения, совместные с таковыми у окружающих тканей как собственно мочевыделительной, так и репродуктивной системы. Так, например, при гигиенических нарушениях, например нерегулярном удалении смегмы, у женщин воспалением может быть охвачена значительная часть наружных половых органов (вульвы — вульвит), а у мужчин смежные зоны крайней плоти и головки полового члена (баланит, постит, баланопостит).

Разрастание ткани предстательной железы (аденома простаты), характерное для мужчин второй половины жизни, может приводить к сдавливанию простатической части уретры и вызванной этим хронической или острой задержке мочи в мочевом пузыре, и острая задержка мочи вследствие угрозы его переполнения и разрыва является жизнеугрожающим состоянием. Хроническое воспаление ткани простаты (хронический простатит) может приводить к учащенному мочеиспусканию.

Медицинские диагностические и лечебные вмешательства на уретре[править | править код]

Нарушения строения уретры — необычное расположение её наружного отверстия (гипоспадию) и её расщепление (эписпадию) исправляют хирургическими вмешательствами.

Мочеиспускательный канал служит в современной медицине для малоинвазивного инструментального доступа через него (трансуретрально) к мочевому пузырю с диагностическими и лечебными целями. Для уточняющей эндоскопической визуальной диагностики состояния слизистой оболочки мочевого пузыря применяют цистоскопию, при проведении которой трубчатый прибор — цистоскоп через канал вводят в полость пузыря и осматривают последний через прибор.

Схема проведения цистоскопии у мужчин и женщин

При необходимости взятия гистологических проб оболочки мочевого пузыря для диагностики, например, новообразований, или хирургического удаления последних к мочевому пузырю, а у мужчин и к предстательной железе, также может осуществляться трансуретральный доступ.

При затруднениях естественного опорожнения мочевого пузыря (мочеиспускания) в него через мочеиспускательный канал вводят специальные трубки — катетеры, используемые также для введения в полость пузыря лекарственных средств (процедура катетеризации).

Немедицинские вмешательства на уретре и смежных органах[править | править код]

В ряде стран востока Африки распространены практики насильственного видоизменения наружных половых органов девочек, проводимые старшими женщинами для уменьшения сексуальности и контроля над её сексуальными контактами. Такие манипуляции относят к женскому обрезанию различных типов. При некоторых из них удаляются частично или полностью клитор и (или) половые губы. При таком его типе как инфибуляция (от лат. fibula — застёжка, фибула) после обрезания оставшиеся на теле девочки части органов половой щели зашивают для предотвращения постороннего доступа во влагалище, оставляя или специально проделывая в свежем шве для выхода мочи и менструальной крови небольшое отверстие.

ru.wikipedia.org


Смотрите также